Сб. Май 18th, 2024

Глава 9. Встреча с мистером Гемблем

By admin Окт23,2014

Прошла неделя или две, и Оливер позвонил брату по телефону:
— Свободны ли вы с Алисой сегодня вечером? Я хочу привести к обеду знакомого.
— Кого именно? — спросил Монтегю.
— Вы о нем никогда не слыхали, но мне хотелось бы вас с ним познакомить.
Правда, он покажется вам странным. Потом я все объясню. Передай Алисе мою просьбу.
Монтегю выполнил поручение, и в семь часов они сошли вниз. В холле их ждал Оливер со своим знакомым, и Монтегю едва удержался, чтобы не выдать своего удивления.
Оливер представил мистера Гембла. Это был человечек едва ли выше пяти футов ростом и такой полный, что было удивительно, как он может передвигаться без посторонней помощи; его подбородок и шея образовывали целый ряд жирных складок. Лицо круглое, как луна в полнолунье, и на нем едва различались маленькие свиные глазки. Только внимательно присмотревшись, можно было обнаружить, что эти глазки хитро щурились.
Мистер Гембл был человеком самой вульгарной внешности, какого когда-либо встречала Алиса Монтегю. Он протянул ей жирную маленькую руку, она осторожно к ней притронулась и беспомощно посмотрела на Оливера и Аллана.
— Добрый вечер, добрый вечер! — скороговоркой начал он. — Я в восторге от знакомства с вами, мистер Монтегю. Я много слышал о вас от вашего брата, и мне кажется, что мы уже старые друзья.
Последовала небольшая пауза.
— Не пройти ли нам в ресторан? — спросил Монтегю.
Ему была не очень приятна перспектива выдерживать изумленные взгляды, которые со всех сторон устремятся на них, стоит им появиться, но другого выхода он не видел. Они вошли в зал и уселись за столиком. Монтегю исподтишка наблюдал, достают ли до стола коротенькие руки мистера Гембла, сидевшего против него.
— Какой теплый вечер! — сказал тот, слегка отдуваясь. — Я весь день провел в поезде.
— Мистер Гембл приехал из Питтсбурга, — пояснил Оливер.
— В самом деле? — вставил Монтегю, стараясь поддержать разговор. — У вас там свое дело?
— Нет, я разделался с делами, — ответил мистер Гембл с усмешкой, — так сказать, сложил оружие и ушел. Хочу посмотреть свет до наступления старости. Официант подошел принять заказ. В это время Монтегю сердито посмотрел на брата, на лице которого расплывалась широкая улыбка. Затем Аллан перехватил взгляд Алисы и уловил ее шепот:
— Ради бога, ну о чем мне с ним говорить?
Но оказалось, что беседовать с джентльменом из Питтсбурга совсем не трудно. Он, по-видимому, был в курсе всех сплетен Нью-Йорка и охотно поставлял темы для разговора. Гембл побывал за зиму и в Пальм-Биче, и в Хот-Спрингсе и рассказал, что он там видел. Он собирался нынешним летом в Ньюпорт и распространялся о своих планах на будущее. Если Гембл и мог догадаться, что все это не особенно интересует Монтегю и его кузину, то он никак этого не обнаруживал.
Покончив с изысканным обедом, заказанным Оливером, мистер Гембл предложил отправиться в театр. У него была на этот вечер ложа, и Оливер принял предложение прежде, чем Монтегю успел вставить слово. Извинившись, он отказался, сославшись на важную работу.
Он поднялся наверх и, стряхнув с себя ощущение скуки, погрузился в работу. Закончив ее уже после полуночи, Аллан вышел подышать свежим воздухом и, по возвращении, застал Оливера с его знакомым в вестибюле отеля.
— Как поживаете, мистер Монтегю? Очень рад видеть вас снова, — сказал мистер Гембл.
— Алиса только что ушла наверх, — заметил Оливер. — А мы решили посидеть в кафе. Не пойдешь ли с нами?
— Очень прошу вас, — радушно пригласил его мистер Гембл.
Монтегю пошел с ними, потому что хотел поговорить с Оливером до того, как он ляжет спать.
— Знаете ли вы Дика Ингама? — спросил мистер Гембл, когда они уселись за столик.
— Из Стального треста? — спросил Монтегю. — Я слышал о нем, но никогда не встречал.
— Мы о нем только что говорили, — продолжал мистер Гембл. — Бедный малый! Ему не повезло, знаете. И это была не его вина. Слышали ли вы, что произошло с ним в действительности?
— Нет, — ответил Монтегю.
Он знал, на что намекает Гембл. Ингам состоял в «стальной шайке», как прозвали трест, и даже был его президентом прежде, чем был вынужден покинуть этот пост из-за разразившегося скандала.
— Он мой старый друг, — сказал Гембл, — и все мне рассказал. Это началось в Париже. Некая сотрудница газеты попыталась его шантажировать, и он засадил ее в тюрьму на три месяца. Но когда она вышла оттуда, американские газеты стали публиковать скандальные истории о бедном Ингаме. Публика возмутилась, и ему пришлось подать в отставку — представьте!
При этом он так сильно раскудахтался, что у него от хохота начался приступ кашля, и пришлось попросить официанта принести стакан воды.
— Теперь у них разразился новый скандал, — сказал Оливер.
— Они веселые ребята, эта «стальная шайка», — засмеялся Гембл, — они добиваются, чтобы Давидсон тоже ушел в отставку, но он с ними еще поборется. Он слишком много знает. Наверное, вы слышали и его историю?
— Кажется, это не очень симпатичная история, — ответил Монтегю, чтобы хоть что-нибудь сказать.
— Плохая история, очень плохая, — серьезно сказал Гембл. — Я его предостерегал, но это не помогло. Помню, как однажды ночью Давидсон сказал мне: «Джим, когда добудешь кучу денег и начнешь покупать все, что тебе захочется, в конце концов покупаешь женщину, и отсюда начало всех бед. Когда приобретаешь картины, то этой забаве когда-нибудь наступает конец: раньше или позже все твои стены будут увешаны ими. Но женщину никогда не удовлетворишь». — И мистер Гембл покачал головой:
— Плохая история, очень плохая, — повторил он.
— Вы тоже занимались сталью? — вежливо спросил Монтегю.
— Нет, нет, мой товар нефть. Я боролся с Трестом, но не выдержал конкуренции, в прошлом году они купили мое дело. И вот теперь я разъезжаю по белу свету. Мистер Гембл вновь погрузился в размышления.
— Но я не Давидсон, и со мной никогда ничего подобного не приключалось, — сказал он задумчиво, — я женатый человек, и с меня довольно одной женщины.
— Ваша семья в Нью-Йорке? — спросил Монтегю, стремясь переменить тему разговора.
— Нет, нет, она живет в Питтсбурге, — последовал ответ. — У меня четыре дочери — все учатся в колледже. Удивительные девицы, скажу я вам, мне хотелось бы, чтобы вы их увидели, мистер Монтегю.
— Был бы очень рад! — сказал Аллан, злясь на себя.
К его великому облегчению спустя несколько минут мистер Гембл встал и пожелал ему доброй ночи.
Монтегю посмотрел, как он с трудом влезает в свой автомобиль, и повернулся к брату.
— Оливер, — сказал он, — что это, черт возьми, значит?
— То есть? — невинным тоном спросил Оливер.
— Что это за тип? — воскликнул Аллан.
— Я думал, тебе приятно будет с ним познакомиться, — сказал Оливер. — Он интересный малый.
— Я не расположен к шуткам, — сердито ответил Аллан. — Ты просто скомпрометировал Алису, познакомив ее с таким господином!
— Не говори глупостей! — воскликнул Оливер. — Он принят в лучшем обществе.
— Где ты его нашел? — спросил Монтегю.
— Нас познакомила миссис Лэндис. А она, в свою очередь, познакомилась с ним через своего кузена, морского офицера. Мистер Гембл этой зимой жил в Бруклине и знает всех моряков.
— Но с какой же целью ты меня с ним познакомил? — нетерпеливо спросил Монтегю. — Тут кроется какое-нибудь дело, в котором ты заинтересован?
— Нет, нет, — ответил Оливер, весело улыбаясь, — знаешь, он хочет, чтобы его знакомили со всеми.
— Уж не собираешься ли ты ввести его в высшее общество? — саркастически улыбнулся Монтегю.
— Что ты кипятишься, как ребенок? — рассмеялся Оливер.
Аллан глядел на него во все глаза.
— Этого человека в высшее общество? Оливер, ты это серьезно?
— Конечно, раз он этого хочет. Почему бы и нет?
— Только не его жену и дочерей! — воскликнул Аллан.
— О, этого не будет. Его семья живет в Питтсбурге. Пока что только его самого. Тем не менее, — добавил Оливер, — готов биться об заклад, что если бы ты встретился с четырьмя прелестными дочерьми Джима Гембла, ты не был бы столь категоричен. Они учились в лучшем пансионе и получили такое образование, какое только можно было купить им за деньги. Но, боже, я устал слушать об их совершенствах!
— Ты хочешь мне внушить, — возразил Монтегю, — что твои друзья станут терпеть такого человека?
— Некоторые из них да. У него куча денег, знаешь, он прекрасно разбирается в ситуации и не станет совершать ошибки.
— Но какого черта ему это нужно?
— Вот уж это предоставь знать самому Гемблу.
— А ты, — спросил Монтегю, — ты на этом заработаешь что-либо?
Оливер как-то загадочно улыбнулся.
— Уж не воображаешь ли ты, что я в него влюблен? Я думал, знакомство с ним тебя позабавит.
— Даже если это так, — сказал Монтегю, — ты не имел права навязывать такого типа Алисе.
— Вот ты о чем! Но ведь она будет повсюду встречать его в Ньюпорте этим летом. Поэтому я прежде всего должен был познакомить его с вами тут. Гембл ничего плохого не сделал Алисе. Он ей доставил удовольствие сегодня вечером, и держу пари, что успеет понравиться до своего отъезда. Он по-настоящему очень славный малый. Беда только в том, что пускается в откровения.
Монтегю молчал, и Оливер переменил тему разговора.
— Похоже, у Люси дела обстоят неважно. Можем ли мы тут что-либо поделать?
— Ничего, — ответил Аллан.
— Она просто губит себя, — сказал Оливер, — я попробовал было склонить Реджи Манна, чтобы он ввел ее в круг знакомых миссис Девон, но тот ответил, что не решится пойти на такой риск.
— Да, конечно, — сказал Монтегю.
— Какой позор! Миссис Билли Олден собиралась пригласить ее в Ньюпорт этим летом, но теперь, мне кажется, она не захочет иметь с ней дела. Люси окажется в обществе одного Стенли Райдера и его приятелей. Она оттолкнула всех от себя.
Монтегю пожал плечами.
— Она сама себе хозяйка, — сказал он.
— Я полагаю, Люси будет хорошо проводить время, — прибавил Оливер, — ведь Райдер щедрый человек.
— Надеюсь, — сухо произнес Монтегю.
— Говорят, что он гребет деньги лопатой, — сказал Оливер и прибавил нетерпеливо. — Хотел бы и я возглавить трест.
— Почему именно трест?
— Это самая спокойная работа, — ответил Оливер. — Тресты умудряются обходить банковские законы, и деньги так и плывут к ним. Я полагаю, ты следишь за их объявлениями?
— Более или менее.
— Я слышал, будто трест Райдера получает иногда доход более миллиона в месяц.
— Это звучит привлекательно, — заметил Монтегю и сухо добавил: — наверное, Райдер считает трест своей полной собственностью.
— Похоже на то, что так оно и есть. Если бы я решил делать деньги на Уолл-стрите, то предпочел бы контролировать пятьдесят миллионов, нежели иметь десять своих собственных. — Помолчав, Оливер добавил: — Кстати, Прентисы пригласили Алису к ним в Ньюпорт. Алиса, кажется, увлечена этим молодым Куртисом.
— Он работяга, — сказал Монтегю, — и, по-видимому, приличный малый.
— Без сомнения, — ответил Оливер, — но у него недостаточно денег, чтобы позаботиться о такой девушке, как Алиса;
— Не знаю, этот вопрос должна решать сама Алиса.

By admin

Related Post